Иноактивы клана Андрея Воробьева

Власти Подмосковья всеми средствами демонстрируют свою поддержку военной агрессии России против Украины. Бюджетники строем пошли на акции «Своих не бросаем». Школьники сложили из себя символы «спецоперации» — «живые буквы V и Z». Те же буквы нарисовали на электричках и коммунальной технике. Автомобилисты поставили в виде этих букв свои машины. А фермеры выстроили буквой Z своих коров.

Губернатор Московской области Андрей Воробьев и его отец, российский сенатор Юрий Воробьев, публично поддержали войну. «Наш президент принял решение, которое ставит своей целью защитить соотечественников и не допустить угрозы для нашей страны», — высказался 28 февраля губернатор Воробьев. Раньше он появился на публике с буквой Z на груди. «Я голосовал за [„спецоперацию“] <...>. Очень правильное, своевременное и мужественное решение», — вторил его отец-сенатор, подпавший под санкции Евросоюза и Великобритании.

Сергей Шойгу и Андрей Воробьев

Сергей Шойгу и Андрей ВоробьевОткуда такое рвение? Воробьевы — представители одного из самых влиятельных кланов в российской политике. Они давние соратники министра обороны России Сергея Шойгу. Их семьи связывают госслужба и бизнес. Но война расколола большую семью подмосковного губернатора. Интересы бизнесменов Воробьевых не вяжутся со «спецоперацией», которую поддерживают Воробьевы-политики. Как выяснили «Важные истории», родные и близкие губернатора занимаются бизнесом в Великобритании, инвестировали в США, купили недвижимость в Европе, а своим детям обеспечили латвийское и монакское гражданство, — они не живут в России с 2014 года.

Раскол в семье

По задумке Владимира Путина «спецоперация» должна пошатнуть американскую «империю лжи». Евросоюз, Великобритания и другие страны, поддержавшие Украину, оказались в списке «недружественных». А еще в России составляют списки предателей, говорят о конфискации имущества уехавших за рубеж соотечественников и клеймят позором артистов, журналистов, режиссеров и писателей, осудивших войну.

«Ничто на земле не может оправдать насилие. Русские не выбирали эту войну. Нас не спрашивали. Молимся за жизни украинских и русских людей. Мне стыдно»
Светлана Калининская, бывшая жена Максима Воробьева. Instagram, 24 февраля 2022 года

Власти призывают «сплотиться вокруг президента» и «показать единство». Но окончательно сплотиться не могут даже члены влиятельной семьи губернатора московской области Андрея Воробьева.

После военного вторжения России в Украину младший брат губернатора, предприниматель Максим Воробьев, оказался в неловкой ситуации. Он стал крупным бизнесменом благодаря старшему брату и отцу-сенатору. Их карьера и положение в обществе — результат дружбы и совместной работы с министром обороны России. Старшие в семье безоговорочно за «спецоперацию». А бывшая жена Максима Воробьева, Светлана Калининская, выступила резко против, прямо назвав происходящее войной. «Ничто на земле не может оправдать насилие. Русские не выбирали эту войну. Нас не спрашивали. Молимся за жизни украинских и русских людей. Мне стыдно», — написала Калининская 24 февраля в своем Instagram, правда, только на английском.

Максим Воробьев

Максим ВоробьевКалининская и Воробьев состояли в браке более 20 лет. Об их разводе ранее не было известно, «Важные истории» узнали о нем от самой Калининской, которая ответила на наш запрос (подробнее об этом — ниже).

Светлана Калининская

Светлана КалининскаяЗа высказывания, подобные тем, что Калининская опубликовала в Instagram, в России закрывают газеты. А отдельно взятый человек может получить до 15 лет тюрьмы, если утверждение признают «фейком о вооруженных силах». Между тем, власть и богатство Воробьевых основаны на близости к доверенным лицам президента России: министру обороны Сергею Шойгу и старому другу Путина — Геннадию Тимченко.

Большие амбиции

Семья Воробьевых — это один из самых мощных политических кланов в России, который всерьез рассчитывал на то, что Андрей Воробьев сможет стать преемником Путина, рассказал бывший высокопоставленный сотрудник президентской администрации. Андрей Воробьев до сих пор в списке кандидатов в преемники и каждое его слово обременено кастингом на эту роль, полагает другой источник, близкий к президентской администрации.

Воробьевы тесно связаны с министром обороны Сергеем Шойгу. До войны Шойгу очень сблизился с Путиным. В последние годы Путин не раз проводил с ним отпуск — они вместе надолго уходили в сибирскую тайгу или забирались в горы.

В свою очередь Воробьевы и Шойгу дружат больше тридцати лет. В 1980-х годах они жили в одном доме в Красноярске. «Сергей Кужугетович [Шойгу] с моим отцом [Юрием Воробьевым] оказались соседями по кабинетам в Красноярском крайкоме [коммунистической] партии, оба работали инструкторами. Ну и подружились, стали общаться, в том числе семьями», — рассказал Андрей Воробьев в интервью государственному информагентству ТАСС.

Патриарх семьи Юрий Воробьев — отец Андрея и Максима Воробьевых — с начала 1990-х годов создавал с Шойгу российский корпус спасателей. А когда последний возглавил Министерство по чрезвычайным ситуациям (МЧС), Юрий Воробьев много лет служил там его первым замом. И только в 2008 году ушел в политику — сделался российским сенатором и остается им до сих пор.

Старший сын сенатора Андрей Воробьев поначалу хотел заниматься семейным бизнесом со своим младшим братом. Но друг отца в начале 2000-х годов позвал его в политику. «Не предполагал, что как-то буду вовлечен в общественную, политическую жизнь. Но он (Шойгу — Прим. ред.) сказал: „Андрей, мне нужен партнер, мне нужен помощник“», — вспоминал будущий губернатор. Так он стал помощником Шойгу, который в то время был вице-премьером российского правительства. А после того как Шойгу недолго поработал губернатором Московской области, в 2012 году губернаторство буквально «по наследству» досталась Андрею Воробьеву, вспоминает его назначение высокопоставленный источник в «Единой России». Он подчеркивает, что Шойгу обеспечил и преемственность, и команду.

После того как старший сын сенатора превратился в перспективного политика, младший, Максим Воробьев, оказался главным коммерсантом семьи. И стал отвечать за семейный рыбный бизнес — группу «Русское море» (в 2015 году сменила название на «Русская аквакультура»), основанную еще в конце 1990-х вместе со старшим братом. Власти поддержали этот бизнес по всем фронтам. Самый состоятельный друг российского президента — предприниматель Геннадий Тимченко — в 2011 году вложил в «Русское море» около 50 миллионов долларов, а его зять стал совладельцем рыбодобывающей компании этой группы.

Помощь пришла и по линии старого друга Воробьевых: всего через несколько месяцев после назначения Шойгу министром обороны «Русское море» заключило госконтракт на поставку рыбы для армии на сумму около миллиарда рублей. Да и само государство тоже поддержало группу, оказав административное давление на китайских и российских бизнесменов, имевших большие квоты на вылов рыбы. После проверок антимонопольной службы те были вынуждены поделиться квотами с группой Воробьева-Тимченко, и продали ей несколько своих рыболовных компаний.

Власть на самом высоком уровне поддерживала Воробьевых и в политике, и в бизнесе. Казалось бы, трудно найти людей, более лояльных российскому военному руководству и лично Путину. Но единодушно приветствовать вторжение России в Украину семья Воробьевых не может. Состояние ее главного бизнесмена, Максима Воробьева, в 2021 году оценивалось в 550 миллионов долларов. У него с супругой много недвижимости в Европе, инвестиции в США и бизнес в Великобритании. А также иностранные паспорта. И от всего этого сложно отказаться в одночасье.

Франция, Монако и Израиль

В Париже, в двух километрах от Эйфелевой башни, на авеню Марешаль-Монури, у кромки Булонского леса есть исторический жилой комплекс Walter Buildings, построенный в начале 1930-х годов в стиле ар-деко. Тут жили мировые знаменитости: теннисист Рене Лакост (основатель марки Lacoste), миллиардер Серж Дассо (бывший председатель авиастроительной Dassault Group). А в 2007 году трехуровневую квартиру с террасой на крыше приобрела известная по антикоррупционным расследованиям дочь первого президента Узбекистана Гульнара Каримова.

Максим Воробьев с супругой купили квартиру в этом же историческом комплексе в 2011 году за 12 миллионов евро, оформив ее на свою французскую компанию (Sci Marechal Maunoury 1, под залог этой недвижимости фирма взяла кредит на такую же сумму в швейцарском Societe General Private Banking).

Документы французской фирмы показывают, что к тому времени Максим Воробьев с супругой стали гражданами Израиля. А Калининская — еще и резидентом Монако. Она занимала апартаменты в роскошном Residence Metropole в двух шагах от моря и от крупнейших казино Монте-Карло. Такие апартаменты доступны не многим. Здесь, например, квартировали миллиардер из списка Forbes Фархад Мошири и бывший руководитель государственного «Росхлебопродукта», экс-министр хлебопродуктов РСФСР Леонид Чешинский с семьей.

«Важные истории» обнаружили данные о том, что Светлана Калининская отчитывалась перед МВД о гражданстве Латвии и Сингапура. А также о том, что в этих странах получили паспорта ее дети (внуки российского сенатора и племянники губернатора Московской области). Калининская подтвердила свою антивоенную позицию, а также рассказала «Важным историям», что рассталась с мужем давно, но официально развелась с ним недавно (дату развода она не назвала, а по данным «Важных историй», еще в апреле этого года брак расторгнут не был). Калининская говорит, что вместе с детьми живет вне России с 2014 года.

Великобритания, Сингапур и США

У семьи, которая возвысилась благодаря близости к российскому министру обороны, есть интересный бизнес в Великобритании. В Лондоне бывшая жена Максима Воробьева, Светлана Калининская, с 2018 года владеет компанией Dragons Interiors Ltd — ей принадлежит магазин премиальных детских товаров Dragons of Walton Street. Там продается мебель ручной работы и винтажные игрушки, стоимость которых может превышать 9 тысяч фунтов (более 800 тысяч рублей). Этот уютный магазинчик расположен в центре Лондона в районе Челси — на Уолтон стрит, 150. Рядом — знаменитые Гайд-парк и Кенсингтонские сады.

Compromat.Ru: 74842

Магазин Dragons of Walton Street в ЛондонеВ другой части света у Калининской тоже была компания с похожим названием. В Сингапуре она владела House of Dragons, торгующей мебелью. А Максим Воробьев создал там инвестиционный бизнес. Еще в 2012 году он заинтересовался инвестициями в интернет-проекты, и спустя пару лет основал российско-сингапурскую Amereus Group для вложений в частные и публичные компании «новой экономики». Чем владеет фонд, Воробьев никогда не рассказывал, но упоминал, что в портфеле около дюжины технологических компаний из России, Европы, США и Юго-Восточной Азии, и что Amereus планирует существенно увеличить портфель проектов.

У фонда ряд инвестиций вне России. Ему принадлежало около 6,6 % в сингапурской медицинской компании Clearbridge Health — она представлена не только в Сингапуре, но также в Малайзии, на Филиппинах, в Индонезии, Индии, Гонконге и Китае. Еще Amereus владеет 10 % в американской биофарматической компании Liquidia Technologies (текущая капитализация — $ 344 млн). А также инвестирует в индийскую мобильную платформу Wooplr, посвященную женской моде, в блокчейновый сервис Ubcoin Market и социальную сеть Nextdoor.

Максим Воробьев не единственный член большой семьи Воробьевых, который вкладывал деньги в американские бизнесы. У сенатора Юрия Воробьева есть брат Сергей. Его сын Артем Воробьев женат на Мирей Воробьевой. Собеседник «Важных историй», близкий к инвесторам в международные стартапы, рассказал, что Мирей Воробьева руководит еще одним семейным фондом инвестиций Воробьевых.

«Уже после начала войны они заходили в несколько стартапов в США и предлагали свои деньги, им было отказано из-за санкционных рисков», — рассказывает собеседник. В профиле на LinkedIn Мирей Аби Хайдар Воробьевой сказано, что она отвечает за развитие международного бизнеса моносемейного офиса и за все сделки, связанные с иностранным партнерством и инвестициями, уделяя особое внимание венчурным фондам США, Европы и Юго-Восточной Азии.

В 2020 году она ездила на 12-й Инвестиционный саммит по семейным офисам в Дубае — этот саммит объединяет «лучшие мировые семейные офисы» и частных инвесторов. В 2022 году Мирей Воробьева также заявилась в качестве участницы 19th Anniversary Ritossa Family Office Investment Summit и на CEE Wealth Summit в Монте-Карло: она указана как сотрудник фонда предпринимателя Владимира Груздева — давнего друга Андрея Воробьева. А на сайте CEE Wealth Summit Воробьева отмечена просто как глава семейного фонда (название не указывалось). В биографии Мирей Воробьевой говорится, что она наладила успешные партнерские отношения с более чем 100 ведущими венчурными фондами, а также хедж-фондами из США, Европы и Юго-Восточной Азии.

Российские бизнесы и политические интересы

До сих пор семье Воробьевых удавалось одновременно удерживать на плаву западные бизнесы и сохранять тесные связи с министром обороны России. Эти связи взаимовыгодны, закономерны и, скорее всего, уже неразрывны.

У них даже сотрудники общие, вспоминал бывший подчиненный Воробьева. Например, за политику в регионе у подмосковного губернатора долгое время отвечал Александр Ильницкий, которого в область привел еще Шойгу. После Воробьева Ильницкий уходил к Шойгу, а позднее снова возвращался к Воробьеву. Муж сестры министра обороны Ирины Захаровой, Виктор Захаров, работает у Воробьева в управделами Московской области на должности заместителя заведующего отделом.

У Московской области и Минобороны закономерно много совместных дел, знает крупный строительный подрядчик. За 10 лет правления Андрея Воробьева Минобороны передало в собственность области 333 имущественных комплекса с землей, более 1000 отдельных объектов недвижимости и 690 гектаров земли на территории бывших военных городков Подмосковья. На месте некоторых военных городков появилась коммерческая недвижимость. Забота о военных городках продолжается и сейчас: «Мы отвечаем за 65 военных городков и должны позаботиться о людях <...>. Сейчас это особенно важно, когда наши военные выполняют боевые задачи», — сказал губернатор Воробьев в марте 2022 года.

Друг Воробьева — Антон Абдурахманов, глава компании «Бамстройпуть», одного из главных застройщиков Минобороны, крестник Шойгу. До 2013 года компанию возглавлял лучший друг министра — Виктор Абдурахманов, рассказал знакомый семьи. После его смерти компания перешла к его сыну — Антону Абдурахманову, который строит и для Московской области, и для Минобороны. Так, Абдурахманов был одним из подрядчиков строительства подмосковного парка «Патриот» с музеем и храмом вооруженных сил России. Под этот проект Московская область выделила территорию в 5000 гектаров. Храм обещали строить только на пожертвования, но в итоге 2 миллиарда рублей дала Москва, еще 950 миллионов — Московская область. В 2021 году министр обороны вручил Воробьеву почетный кубок за «высокие результаты в организации межведомственного взаимодействия».

От старшего брата-губернатора зависят и некоторые бизнесы младшего брата — Максима Воробьева. Он совладелец компании ООО «Самолет Две Столицы», входящей в строительную группу «Самолет» (одна из топ-5 российских застройщиков). Губернатор Андрей Воробьев всегда утверждал, что младший брат «принципиально» не участвует в проектах на территории Московской области и занимается только Москвой и Ленинградской областью.

Но по данным Единой информационной системы жилищного строительства, которую ведет российский Минстрой, за свою историю ГК «Самолет» сдала 133 дома, из них 79 находятся на территории Московской области. Сейчас группа строит еще 150 домов, 88 из них — в Подмосковье. Разрешение на строительство там выдает Министерство жилищной политики Московской области, находящееся в подчинении Андрея Воробьева.

От возможного конфликта интересов Воробьевы пытаются уйти через цепочки компаний внутри холдинга. Для каждого жилого комплекса обычно создается своя компания-застройщик. Юрлица, которые строят в Москве, Санкт-Петербурге и Ленинградской области напрямую связаны с ООО «Самолет Две Столицы», сам Воробьев в проектных декларациях указан как бенефициар компании-застройщика. А в декларациях домов, которые строятся в Московской области, Воробьев не упоминается. Владельцем компаний является материнская ПАО ГК «Самолет», к которой он якобы отношения не имеет, но среди бенефициаров давние деловые партнеры семьи Воробьевых: Павел Голубков, Игорь Евтушевский, Михаил Кенин.

Сват Андрея Воробьева Павел Типикин «запартнерился» с другим застройщиком в Московской области — ГК «Монолит» Бориса Гуровича. Вместе они владеют компанией ООО «Специализированный застройщик „Новый застройщик“», которая не является официальным застройщиком, но входит в ГК «Монолит», построившую два жилищных комплекса в Одинцове и Мытищах.

Не ястребы и не голуби

Почему Воробьевы-политики поддерживают «спецоперацию», понимая все ее последствия, а в семье бизнесмена-Воробьева публично высказываются против? Скорее всего, потому, что иначе нельзя.

Они очень быстро вернулись к старой советской привычке говорить только то, что хотят услышать власти. И могут гибко применять этот навык по обе стороны границы

Губернатор Андрей Воробьев никогда не был сторонником изоляции России от внешнего мира. И не демонстрировал личной закрытости. Он очень полюбил пиар, рассказывают его бывшие сотрудники: первым из губернаторов сходил на телеинтервью к ироничному Ивану Урганту, охотно развивал свои соцсети и очень много вкладывал в областные СМИ, превратив их чуть ли не в инструмент саморекламы (за 2020 год на взаимодействие со СМИ подмосковные власти потратили 3,9 миллиарда рублей). «Воробьев — гедонист (любил прилетать на мероприятия на навороченном вертолете, потом его, кажется, списали). Обожал ездить за границу и рассказывать подчиненным про то, что увидел в других странах. Большое впечатление на него произвела поездка в Азию, после Таиланда радовался как ребенок», — рассказывает знакомый Воробьева.

Другой собеседник, близкий к областному правительству, напоминает, что Воробьев привел в область завод «Мерседес-Бенц», это было его большое достижение, и он очень этим гордился. Спустя месяц после начала российской агрессии в Украине завод в Подмосковье закрылся, а компания объявила бойкот России. Как любопытному и открытому миру человеку, получающему кайф от экзотических стран, Воробьеву едва ли нравится происходящее с инвестиционной точки зрения, полагает его знакомый.

Один из участников российского списка Forbes на условиях анонимности говорит, что в случае бизнесменов-политиков и членов их семей очень сложно понять степень искренности их публичных заявлений внутри страны и за рубежом. Они очень быстро вернулись к старой советской привычке говорить только то, что хотят услышать власти. И могут гибко применять этот навык по обе стороны границы. Для многих представителей российских элит сейчас нет такого вопроса: вы за «спецоперацию» или против? Сами по себе они не ястребы и не голуби. Для них актуален только один вопрос: как жить и работать в новых реалиях, которые от них не зависят?




Новости
Резонанс