«Жирные ломти чужих текстов, воспроизведенные диссертантом Павлом Астаховым дословно десятками страниц подряд»

Четыре пятых докторской диссертации Павла Астахова являются плагиатом. Правда, в отличие от других высокопоставленных чиновников, уполномоченный по правам ребенка при Президенте РФ заимствовал не только чужие работы, но и почти что дословно переписал в текст докторской диссертации текст собственной же кандидатской, защищенной несколькими годами ранее. Об этом в своем блоге рассказывает журналист Сергей Пархоменко.

Вот такая вот жуть. Глядите сами:

В полном размере изображение здесь

Заметьте, что это всего только картинка, снимок экрана, и на нем, разумеется, ничего не кликабельно и никакие ссылки не работают. Но желающие могут пройти непосредственно в хранилище рабочих файлов сообщества "Диссернет" и, что называется, собственными руками пощупать обезображенный труп юридической науки в астаховском исполнении. Там все ссылки будут исправно работать.

Напомню, на схеме, как и обычно на стандартных диаграммах "Диссернета", каждый квадратик соответствует одной странице исследуемой диссертации. Цветом помечены источники массовых недокументированных заимствований (то есть недобросовестных, не отмеченных ни кавычками, ни ссылками, ни сносками, ни пояснениями в тексте), в соответствии с "легендой", расположенной под схемой. На каждую страницу можно кликнуть и своими глазами полюбоваться тем, как соискатель докторской степени обходится с заимствуемым материалом.

Обратите внимание, что я, говоря о диссертации Астахова, ни разу еще не употребил слово "плагиат". Не собираюсь употреблять его и в дальнейшем. Потому что плагиатом тут и не пахнет: тут нет никакого воровства идей, никакой попытки использовать для собственного произведения чужие методы и решения. Потому что нету никакого "собственного произведения": есть плотно подогнанные друг к другу жирные ломти чужих текстов, воспроизведенные дословно, страница за страницей, а иногда и десятками страниц подряд.

Вот так, например, Павел Астахов копипастит в свою докторскую куски из защищенной годом раньше работы А.Б.Зеленцова "Теоретические основы правового спора" (видите — большой участок голубой раскраски, начиная со 157 страницы):

В полном размере изображение здесь

А вот, скажем, так осваивает он (или скорее "усваивает"?) "Курс лекций по арбитражному процесса" К.И. Карабановой, опубликованный в 2002 году (серый участок диаграммы — начиная с 311 страницы).
Еще раз подчеркиваю: здесь вывешено только по одному листику из каждого многостраничного сплошнякового заимствования — просто для иллюстрации. И красным я отметил (а потом отметки эти соответствующим образом пронумеровал попарно) начала параллельных абзацев — чтоб вам легче было ориентироваться, сравнивая текст Астахова (слева) и источник покражи (справа). Так что пусть уж никто не говорит потом, будто "в упомянутой диссертации обнаружено несколько заимствованных слов на двух страницах" — как это уже несколько раз случалось в других случаях. ЭТО — ТОЛЬКО ОБРАЗЦЫ. А масштаб копипаста целиком можно оценить, кликнув соответствущий квадратик на схеме.

Обворованных источников в диссертации Астахова нашлось просто-таки какое-то катастрофическое количество. Лично мне таких случаев до сих пор видеть не приходилось. И источники эти — местами странноватые.

Бог знает, как уж занесло звезду столичной адвокатуры в тихую провинциальную юдоль Катерины Ивановны Карабановой, доцента Волгоградского Архитектурно-строительного института. С чего бы вдруг Павлу Астахову оказаться таким уж поклонником ее курса лекций?

Да и насчет Александра Борисовича Зеленцова, заведующий кафедрой административного и финансового права РУДН, — остается только фантазировать. Что это вдруг любимец светских обозревателей, лакированный лев отечественного гламура, лицо, особо приближенное к Государю Императору, как, несомненно, сказал бы об Астахове коллега Остап Бендер, — оказался таким уж страстным поклонником творчества преподавателя не самого престижного на свете ВУЗа, более известного в народе под задорным именем "Лумумбария"...

Один из экспертов "Диссернета", прямо по ходу экспертизы делился во внутренней переписке с коллегами своими впечатлениями от исследуемой работы: "Стиль раскраски заметно меняется от Главы к Главе, — писал он. — Например, Раздел Второй, Глава II: работали крупными мазками, копировали постраничными блоками. И совсем другое дело — Раздел Первый, Глава III: мастер копирует из первоисточника только первые предложения разных абзацев. При этом скачет от параграфа к параграфу, как мартовский заяц, часто меняя направление копирования. По ходу дела кто-то из резчиков сохраняет формат изначальных абзацев. Потом меняется раздел — и абзацы переформатируются, так чтобы беглый взгляд не выдал видимой похожести с оригиналом. В общем, полный зоопарк. У меня стойкое ощущение, что работу за Астахова делал коллектив авторов, разделив ее между собой по отдельным главам и параграфам..."

А впрочем, так ли важны эти тонкости? Трудно себе представить, чтобы Павел Алексеевич Астахов, чье драгоценное время в середине двухтысячных было строго поделено между писанием популярных детективов про рейдеров, съемками для популярных судебных шоу на разных федеральных телеканалах и представлением в судах интересов бесчисленных звезд отечественного шоу-бизнеса, долгими вечерами собственноручно елозил мышкой по чужим монографиям и диссертациям. Тем не менее, это Астахов поставил свою подпись над этой диссертацией, и диплом доктора юридических наук потом выписали потом, соответственно, на его имя, — правда же? Ну, значит так или иначе вся полнота ответственности за содержание этого удивительного документа лежит, как всегда в таких случаях, именно на нем.

Для экспертиз "Диссернета" это и вообще стандартный подход к делу: никого совершенно не должно интересовать, самолично ли наш очередной герой что-нибудь откуда-нибудь копипастил, или это делали за него какие-то тихие и скромные наемные мастера диссерорезного ремесла.

Большая часть скопипизженного текста все равно не выходит за рамки стандартного набора примитивных хитростей, обычно используемых мастерами художественной резьбы по чужим диссертациям: они время от времени принимаются рвать абзацы не в тех местах, что в оригинале, изредка меняют вводные части фраз ("по нашему мнению", к примеру, переделывают в "как известно", а "представляется, что" вдруг превращают в "несомненно" и т.п.), химичат с очередностью параграфов и заново тасуют нумерованные перечисления... Считается, что эти приемы затрудняют проверку текста при помощи простейших инструментов, вроде автопоиска по тексту, но "Диссерорубка" преодолевает это жухальство, конечно, без малейшей заминки.

Когда анализ был впервые закончен, и картина побоища, учиненного Астаховым, впервые открылась передо мною, я, помнится, поразился, что из всего огромного списка источников массовых заимствований, которые обнаружила в этом диссере волшебная машинка доктора Ростовцева, ТОЛЬКО ОДНА РАБОТА (самая последняя — И.Писаревой) вообще хоть раз упоминается в библиографии. Из остальных названий НИ ОДНО не появляется в тексте диссертации вообще нигде: ни в постраничных сносках, ни в финальных библиографических списках. Хотя имена авторов иногда встречаются то тут, то там. Но — с другими заглавиями монографий, диссертаций, с другими статьями. А вот то, что он для Астахова было стырено десятками страниц — не упомянуто вовсе.

Оператор "Диссерорубки" подтвердил мои наблюдения: "Упоминаются часть этих авторов но совсем в другом контексте. Вот, например, идет копирование несколько страниц подряд, а внутри этого фрагмента есть пара фраз со ссылкой на какие-то старые источники того же автора. Но весь текст, естественно, выдается как свой. Это видно по изменению вводных слов: типа, "Автор установил" превращается в "Мы установили". Очень любопытно наблюдать эти танцы..."

Да уж прямо танго выписывает, чего там...

Впрочем, есть один автор, который у будущего доктора юридических наук Павла Астахова пользовался совершенно исключительным успехом. Это кандидат юридических наук Астахов Павел Алексеевич.

Восемьдесят процентов кандидатской диссертации Астахова, защищенной в 2002-м, четыре года спустя было им как ни в чем не бывало всосано в текст диссертации докторской. Поскольку никаких ссылок в тексте, никаких кавычек и никаких пояснений на этот счет в тексте более позднего опуса опять не имеется, весь этот, с позволения сказать, "self-fellation" должен быть квалифицирован как точно такое же недобросовестное заимствование, что и в случае с ограблением чужих работ. С точки зрения научной этики, формальных правил подготовки исследовательских работ, регламента присуждения ученых степеней, — воровство у самого себя признается точно таким же воровством, что и всякое другое, если похититель пытается скрыть и замаскировать содеянное.

Можно, конечно, долго пытаться оправдаться разными рассуждениями о том, что докторская диссертация является итогом многолетней научной деятельности, естественным образом вбирает в себя идеи и достижения автора... Но какие уж там идеи и достижения, если речь идет опять о тупом, бессовестном переписывании — абзац за абзацем, слово за словом, буква за буквой, и так десятками страниц подряд, — текста, который однажды уже был "продан" в качестве кандидатской диссертации, однажды был зачтен и вознагражден вожделенным штампом аттестационной комиссии.

Вот вам, для наглядности, выбранная наугад страничка из начала докторской работы, полностью слизанная с собственной кандидатской:

В полном размере изображение здесь

Вот такая же — методом божественного тыка выбранная — из середины:

В полном размере изображение здесь

А вот уж совершеннейшее диво-дивное: дословное повторение из самого важного, вроде бы, элемента диссертации, — из венца научной работы, из выводов. Все-таки обычно и самые отчаянные фальсификаторы стараются уж как-нибудь вымучить кусочек оригинального, самодельного текста в финале диссертации. Считается, что именно тут возникает наибольший риск разоблачения: кто-нибудь из неосторожных и излишне любопытных проверяющих чего доброго возьмет, да и сунет сюда нос. Ну, или хоть пробежит по диагонали несколько первых и несколько последних страниц... Так что обычно хотя бы тут наблюдаются трогательные попытки самостоятельного творчества.

Но не в случае с хладнокровным, безупречно владеющим собой и легко усмиряющим собственные эмоции адвокатом Астаховым. Он мужественно прогоняет сомнения прочь, и твердой рукой копипастит и выводы тоже. Вот таким, к примеру, блистательным образом:

В полном размере изображение здесь

Эксперт "Диссернета", координировавший работу над "Кейсом Астахова", оповещает коллег в своем внутреннем отчете: " Хотел бы сделать особый акцент на структуре "Выводов" докторской диссертации Астахова. Они полностью состоят из 3-х блоков текста, уложенных впритирочку друг к другу, как плиты в пирамиде Хеопса:
— блок выводов диссертации Валерия Малахова (2001 г.) — 3 страницы
— блок выводов собственной кандидатской диссертации розлива 2002 г. — 4 страницы
— еще один блок выводов диссертации Валерия Малахова (2001 г.) — 4 страницы
Это — уникальнейший случай стопроцентного заимствования, позволяющий без какой-либо рецензии специалистов утверждать, что в диссертации Астахова 2006 г. нет ни одной новой мысли, ни грамма научной новизны."


Обнаружив такое диво, странно было бы нам не заинтересоваться его природой и не засунуть во всевидящую "диссерорубку" еще и саму эту кандидатскую диссертацию Астахова. Гулять так гулять. Экспертиза так экспертиза. Проверим и это...

Ну да. И скажите мне теперь, что вы потрясены этим результатом до глубины души:

В полном размере изображение здесь

Вот тут сама таблица в кликабельном виде. Кому охота — полезайте...

Впрочем, может быть, вас изумляет большой кусок диаграммы, не раскрашенной ни в какие цвета, — вон там, во второй половине, видите?... Да, я понимаю, конечно: странно было бы, после всего того, что мы насмотрелись в научных трудах Павла Астахова, обнаружить вдруг кусок работы, который он зачем-то написал самостоятельно. Но вы не морочьте себе голову. Это мы просто утомились крутить ручку "диссерорубки", и на стали "разбуривать" его кандидатское месторождение до конца. Вполне хватит и первой половины. Все, в общем-то, уже и так здесь понятно.

Вполне достаточно найденных в кандидатской работе масштабных заимствований, чтобы убедиться в справедливости тех смутных подозрений, которые зашевелились в наших измученных исследовательских душах, едва только мы отдали себе отчет, что 80 процентов более ранней его работы пошли в повторную переплавку.

Да, вы верно догадались. Да, так и есть. Это совершеннейший шедевр диссерорезательного искусства, простой и трогательный, как и положено шедевру. И этому изумительному эффекту я бы навечно присвоил почетное наименование "Матрешки Астахова".

Мы не ошиблись: поразительный мастер действительно умудряется дважды стащить один и тот же текст. И два раза подряд благополучно продать стыренное. Следите за руками этого кудесника:

В полном размере изображение здесь

Это опять — всего только пример. Одна страница из многих, многих подвергшихся удивительной двойной метаморфозе. Слева — исходный текст из монографии под редакцией Кудрявцева. Чуть правее — тот же текст (проследите по началам абзацев), без изменений всосанный в кандидатскую диссертацию Астахова. И наконец, еще правее — он же, благополучно перепроданный второй раз, будучи засунутым внутрь фрагмента, передираемого из кандидатской диссертации в докторскую. Изящно, правда? Просто загляденье...

Ну что же. Пожалуй, пока достаточно. Можно крышечку опускать. Нагляделись уж. Нанюхались.

Что еще вы хотели бы узнать о Павле Астахове? В чем еще удивительная натура этого человека, хладнокровно и изобретательно нагромождающего свою пирамиду вранья и обустраивающего на вершине ее свое профессиональное благополучие, отразится точнее и резче, чем в этой истории с двумя подписанными им "научными трудами"? Осталось ли что-нибудь в устройстве мозгов этого человека, в системе его поразительных ценностей, в арсенале сногсшибательных его навыков и умений, — что было бы вам до сих пор не вполне понятно?

Каждый раз, когда вы будете слышать его, и в душе вашей вдруг снова зародятся сомнения, что человек в принципе не может быть способен врать так отчаянно, так бескомпромиссно, так упоенно, — вспоминайте картину, которая открылась вам при разглядывании этих его диссертационных игрушек. Вот этих матрешек — выточенных из дважды украденного и дважды проданного чужого материала, — вспоминайте тоже.

Лично я знаком с Павлом Астаховым двадцать лет. Мне довелось видеть его в деле — в адвокатском деле — когда карьера его только начиналась, драматично и ярко. Мне случалось удивиться и позавидовать успеху его книг. Его телевизионные программы никогда мне не нравились, да и не были они рассчитаны на меня, но обаяние и артистизм ведущего не оценить было трудно. Во всех случаях было понятно, что имеешь дело с одаренным человеком, склонным к размашистым экспериментам, умеющим получить удовольствие от собственных усилий.

А теперь, когда в его оболочке и под его именем обнаруживаешь этого торговца матрешками, берет какая-то оторопь. И в минуту растерянности хочется вдруг набрать с незапамятных времен сохранившийся телефонный номер и начать разговор не со светского "как поживаешь", а совсем с другого.

Паша, что ты делаешь?



Источник: “http://www.rospres.com/hearsay/12197/”