Горе от Кума-2. Кумарина заказал Тимченко

Первая часть статьи

В 2002 г. ПТК почувствовала конкуренцию со стороны «Лукойла», сеть которого неуклонно росла, говорит президент Нефтяного клуба Петербурга Олег Ашихмин. И компания начала искать инвестора. В августе 2006 г. Антонов объявил, что ПТК готова обсуждать продажу своего розничного бизнеса «Сургутнефтегазу».

«Сургут» был не единственным, кого заинтересовал бизнес ПТК: в ее главном офисе побывали представители почти всех крупных российских нефтяных компаний, вспоминает знакомый Барсукова. По его словам, сам Барсуков часто участвовал в переговорах; это подтверждает и бывший топ-менеджер одной из российских нефтяных компаний, участвовавший в переговорах. У собеседников было впечатление, что Барсуков не хотел продавать компанию, скорее прощупывал ситуацию на рынке. Он называл фантастическую цену, вспоминает один из переговорщиков.

Другая проблема была в том, что никто не хотел покупать компанию целиком. «Сургутнефтегаз» интересовал лишь нефтепродуктовый бизнес ПТК, но та не соглашалась продавать его отдельно и сделка не сложилась, рассказывает источник, близкий к руководству «Сургутнефтегаза». По этой же причине у ПТК сорвалась сделка и с «Газпром нефтью», говорит ее бывший президент Александр Рязанов: «Предварительный разговор был о возможном приобретении только заправочного бизнеса ПТК, а не акций самой компании — была важна юридическая чистота сделки». Официальные представители «Сургутнефтегаза» и «Газпром нефти» отказались от комментариев.

В 2007 г. незадолго до ареста Кумарин все-таки вышел из ПТК, рассказывает близкий к нему предприниматель. По его словам, деньги были переданы несколькими траншами наличными, ни в каких документах сделка не отражена, она была закреплена просто рукопожатием. Основными бенефициарами компании стали супруги Андрей и Ольга Голубевы, которые контролируют Петербургский городской банк (ПГБ). На сайте ПТК указано, что ПГБ владеет 77,5% компании. Голубева передала через помощника, что покупала долю в ПТК не у Барсукова. Цену она не называет. В 2008 г. выручка компании была $820 млн. Ее главные активы — порядка 150 АЗС, в том числе в Петербурге — около 90, две нефтебазы в Петербурге на 100 000 т топлива, Петербургская транспортная компания с парком в 750 автобусов и аэропорт «Ржевка»: около 200 га в 16 км от Петербурга.

В 2007 г. ПТК могла стоить $1,5 млрд, считает Дмитрий Кумановский, начальник аналитического отдела инвесткомпании «Ленмонтажстрой». Только земля под аэропортом до кризиса стоила $542 млн, отмечает он.

Ночной губернатор

«С 2000 г. Кумарин вел ночной, тусовочный образ жизни: к обеду просыпался, а вечером и ночью к нему на прием записывались, чтобы он помог решить вопросы, — рассказывает один его знакомый. — Назначал встречи, как правило, в “Золотой стране” и Grand Palace, считавшихся его резиденциями, держался там хозяином». «Последние годы он полюбил публичность: снялся в фильме Александра Невзорова в роли Людовика XIV, потом хвастался фотографиями в парике», — говорит другой.

Все сходятся в том, что Барсуков «демонстративно» занимался благотворительностью. «Выступая в суде, он говорил о своей благотворительной деятельности и уповал на волю бога, — вспоминает Чернышова. — Он мало комментировал предъявленные ему обвинения, рассуждал в основном о боге и вере: о том, что жизнь человека коротка, все мы будем на божьем суде».

«Зашел я как-то выпить чашку кофе в “Золотую страну”, смотрю — народу там не протолкнуться, — рассказывает другой знакомый Барсукова. — Хотел уже назад повернуть, но увидел одного из охранников Барсукова. Спрашиваю, что происходит, а он мне: Сергеич ведет прием. Зашел я в ресторан и действительно увидел Барсукова. Он сидит в углу за столом. Весь в черном, как булгаковский Воланд. К нему по очереди подходят просители, жалуются, он слушает, обещает помочь, а кому-то деньги прямо пачками раздает». За эти ночные приемы его и прозвали «ночным губернатором», считает он. Барсуков относился к своему прозвищу иронично, вспоминает Константинов: у Барсукова был определенный ресурс влияния в городе, за ним стоял серьезный бизнес, но этого недостаточно, чтобы считаться теневым губернатором.

«Но из-за этих “ночных приемов” у Барсукова и начались проблемы, — считает его знакомый. — Он начал противопоставлять себя власти. Я его спрашивал: что же ты так вызывающе ведешь себя? Организуй фонд и тихо людям деньги давай, а не так. Тебя же посадят! Но никакой фонд ему не нужен был: ему нравилось лично деньги раздавать. Он так ощущал свою власть. Даже шутил: поменяю фамилию и буду баллотироваться в губернаторы». Впрочем, Барсуков это отрицает: «Никогда я не говорил, что хочу заниматься политикой и баллотироваться куда-либо, и не хотел этого делать никогда». «После прихода в 2003 г. команды Валентины Матвиенко взаимодействия с властями у Барсукова не было», — подтверждает знакомый с ним бизнесмен. Правда, Барсукова видели с сыном губернатора, но Барсуков называет это знакомство «шапочным». «Люди ему рассказывали о своих проблемах, — вспоминает петербургский знакомый Барсукова. — Он обещал помочь, но часто ничего не делал, никому не звонил — работала его репутация, им пугали врагов и конкурентов. К этому времени он жил старыми ресурсами».

Крестный отец

Судя по обвинительному заключению и приговору суда, этих ресурсов вполне хватало для рейдерства. «С середины 2000-х гг. на Невском половина магазинов была закрыта, — утверждает Чернышова. — Они были захвачены. Люди боялись заниматься бизнесом. Терпеть дальше это было невозможно». «В 2005-2006 гг. большинство ритейлеров искали помещения, флагманские магазины на Невском проспекте, битва за помещения была безжалостна, — соглашается партнер Агентства развития и исследований в недвижимости Игорь Горский. — Схемы рейдерства через налоговые инспекции, суды, фиктивные скупки акций были очень хорошо отлажены и приносили плоды».

Свои 14 лет Барсуков получил за два захвата — ресторана «Петербургский дворик» на углу Невского проспекта и Пушкинской улицы и магазина «Смольнинский» на Невском проспекте. Сценарий в обоих случаях классический: подделка документов, перерегистрация в налоговой, затем продажа и перепродажа недвижимости. Сейчас на месте «Смольнинского» три обувных магазина, а на месте «Петербургского уголка» — ресторан японской кухни «Васаби». Владелица «Петербургского дворика», приятельница Матвиенко Наталья Шпакова недавно умерла от инсульта, по данным ЕГРЮЛ, ООО «Пушкинская» теперь принадлежит Анне Шпаковой. Стоимость площади первого помещения исполнительный директор Praktis СВ Сергей Федоров оценивает в $5,6 млн, второго — максимум в $4,5 млн (по площади). В обоих случаях Барсуков проходит как организатор захватов (виновным он себя не признает). Но доказательная база основана преимущественно на показаниях одного человека — Бадри Шенгелии, который заявил на суде, что консультировал Барсукова по вопросам, связанным с легализацией захваченных предприятий, признает Чернышова. Шенгелия и его люди готовили все документы по смене собственников фирм, которые захватывались группой Барсукова.

Знакомые Барсукова не верят в то, что его посадили за рейдерство. «По закону ему надо было выносить приговор еще в 1990-е гг., — уверен один из них. — Сейчас его закрыли по понятиям».

По одной из версий, изолировать от общества «становившегося неуправляемым авторитета» убедил Путина его давний знакомый Геннадий Тимченко, рассказали два предпринимателя, знакомых и с Тимченко, и с Барсуковым. По словам собеседников, Барсукову приглянулся Петербургский нефтяной терминал (ПНТ), занимавшийся перевалкой нефтепродуктов в петербургском порту. Считалось, что ПНТ неофициально контролировался не менее авторитетным бизнесменом Сергеем Васильевым. Через ПНТ экспортирует нефтепродукты, в частности, Transoil Тимченко. Договориться с Васильевым Барсуков не смог. А 4 мая 2006 г. в Петербурге было совершено покушение на Васильева. Его автомобиль расстреляли, охранник погиб, но Васильев выжил. Много месяцев Васильев лежал в больнице, а оправившись, попросил защиты у Тимченко, предложив взамен долю в терминале.

«Барсуков был арестован по обвинению в покушении на убийство петербургского бизнесмена Васильева, — говорит адвокат Барсукова Сергей Афанасьев. — Но пока это дело до суда не доведено. Доказательная база — показания Шенгелии, в присутствии которого Барсуков якобы давал указания убить того или иного человека». Про версию с Тимченко Афанасьев слышит впервые. Не известно о ней и Пескову. Представитель Тимченко отказался от комментариев, а связаться с Васильевым не удалось.

Барсуков отказался назвать размер своего личного состояния. В 2005 г. Константинову он говорил: «Точно не скажу, но $850 млн, наверное, есть». Петербургский банкир считает, что Кумарин входит в топ-5 богачей Петербурга с состоянием около $1 млрд. «Зачем человеку с такими деньгами лезть в криминал?» — недоумевает он.

На вопрос, почему в отличие от других петербургских бизнесменов он не легализовался еще в 2000-х гг., чтобы быть менее уязвимым, Барсуков ответил: «У меня нет таких знакомых, которые бы легализовались в начале 2000-х гг. и были бы неуязвимы. И вы, думаю, тоже затруднились бы ответить, есть ли у вас такие знакомые. Если неуязвимы сегодня, то будут уязвимы завтра».

Показания

В июне Мосгорсуд приговорил по делу бывшего начальника Главного следственного управления СКП России Дмитрия Довгия, который за взятку в 750 000 евро получил девять лет колонии строгого режима. Глава СКП Александр Бастрыкин сообщил, что узнал из «посторонних источников» о переводе для «следственного эксперимента» Владимира Барсукова из московского сизо в петербургское, откуда он мог выйти на свободу. «И это при том, что была принципиальная позиция его не возвращать», — заявил Бастрыкин. Коммерсантъ, Ведомости

В чем еще обвиняют Барсукова


22 октября 2008 г. сотрудники СКП объявили об окончании следствия по делу об убийстве друга и охранника Барсукова Георгия Позднякова в апреле 2000 г. в Петербурге. По мнению следствия, Барсуков решил, что Поздняков хочет устранить его, чтобы занять его место. По данным «Фонтанка.ру», возбуждено уголовное дело по статье 105 УК РФ (убийство).

В январе 2009 г. Барсукову было предъявлено еще одно обвинение — в вымогательстве. Доказательная база по делу основывается на показаниях одного из его бывших соратников — Вячеслава Энеева. Его слова приведены в обвинительном заключении: в январе 2006 г. Барсуков и его адвокат Дмитрий Рафалович дали указание «пообщаться» с гендиректором ООО «Парадиз сервис» и ООО «Дебют» (основной актив — ТЦ «Елизаровский») Павлом Орловым и убедить его «оказать спонсорскую помощь в ежемесячном размере 12 000 евро». Тот сначала регулярно платил деньги, а потом предложил сразу выплатить определенную сумму денег, чтобы разойтись. Но Барсуков и Энеев потребовали 20% акций его фирмы «Парадиз сервис». Предприниматель перевел весь свой бизнес на мать, а 31 июля 2006 г. был убит в Москве. После этого, по версии следствия, дань выплачивали мать и сестра погибшего бизнесмена до декабря 2007 г. и за это время подозреваемые якобы получили 17 млн руб.

Ирина Резник

Анна Щербакова

Юлия Говорун

Ольга Петрова


Источник: “http://www.rospres.com/hearsay/5583/”