bingem.jpgВ США будет выпущена почтовая марка с изображением американского дипломата, спасшего в годы Второй мировой войны жизни тысячам евреев и неевреев.
Работая в должности помощника американского консула в оккупированной нацистами Франции, Хирам Бингэм спас от неминуемой гибели около двух с половиной тысяч человек — художников, писателей и музыкантов. Причем, делал это вопреки указаниям собственного правительства. В 1941 году администрация президента Рузвельта положила конец деятельности Бингхэма, отозвав его из Франции.
Тем не менее, последнее не помешало в наши дни почтовой службе США увековечить заслуги этого человека, включив его изображение в коллекцию марок, посвященную заслуженным американским дипломатам, которая выйдет в свет в следующем году.
В институте изучения Холокоста имени Дэвида Вимэна, в рамках образовательной программы которого вот уже пять лет рассказывается о заслугах Бингэма, отметили, что это признание выглядит очень запоздалым.
«Это акт исторической справедливости. Правительство США, которое в 1941 году помешало благородной деятельности Бингэма, теперь публично признает, что Бингэм был прав, и, по сути, что не права была администрация Рузвельта», — говорит директор института доктор Рафаэль Медофф.
Среди спасенных Бингэмом выделяются такие имена, как художник Марк Шагал и лауреат Нобелевской премии по физике доктор Отто Меерхоф.
О деяниях дипломата стало известно лишь после его смерти в 1988 году, когда его сын Уильям обнаружил в отцовском бельевом шкафу тайник с бумагами, свидетельствовавшими о героизме Хирама Бингэма. С тех пор другой сын дипломата Роберт Ким Бингэм вел безустанную просветительскую кампанию, кульминацией которой стала петиция, призывавшая почтовую службу США отдать дань уважения их отцу.
В феврале 1998 года сенатор Джо Либерман выступил в Сенате с поддержкой выдвижения Бингэма на звание «Праведник среди народов мира». Но комиссия мемориала «Яд Вашем», которая и определяет «праведников», сочла действия дипломата не в полной мере соответствовавшими строгим правилам включения. Тем не менее, в письме, направленном семье дипломата, руководство израильского мемориала высоко оценило его действия.